About UNEP UNEP Offices News Centre Publications Events Awards Milestones UNEP Store
GEO-3: GLOBAL ENVIRONMENT OUTLOOK  
UNEP Website GEO Home Page

Социальное развитие

Европа – это тот регион, в котором общий уровень социального развития варьирует преимущественно от среднего до высокого (UNDP 2001). Однако в то время как в Западной Европе и некоторых областях Центральной Европы он продолжает постепенно повышаться, во многих странах Восточной Европы с начала переходного периода произошел резкий спад, сопровождавшийся ростом числа малоимущих.

Для региона традиционно характерен высокий уровень грамотности среди взрослого населения, составляющий 95 процентов и более для Европы в целом, хотя этот показатель чуть ниже в южных областях Западной Европы (UNESCO 1998).

В период с 1989 по 1995 год в нескольких странах ЦВЕ (Молдова, Румыния, Российская Федерация и Украина) уровень доходов половины или более населения не достигал официальной черты бедности (UNDP 1999a). Подобное обнищание отражается в таких экономических показателях, как резкое снижение реальной заработной платы и ВВП на душу населения, высокий уровень инфляции и увеличение неравномерности распределения доходов – включая разницу между мужчинами и женщинами, причем последние часто первыми теряют работу. Изменилось и соотношение цен, причем быстрее других возрастала стоимость товаров и услуг, в которых нуждаются малоимущие (UN 2000a). Лиц, имеющих крайне низкие доходы, явно больше в Восточной Европе, но эта проблема известна и в Западной Европе. Предположительно 17 процентов населения стран ЕС (исключая Финляндию и Швецию) все еще живут в нищете. Низкие уровни доходов распространены более широко: 32 процента европейцев испытывают нужду по крайней мере один раз в год на протяжении трехлетнего периода, тогда как 7 процентов в течение этого времени нуждаются постоянно (EC 2001).

Наличие и доступность экологической информации

Доступ общественности к информации, процессу принятия решений и правосудию является необходимой составляющей подлинной всеобщей демократии. Поэтому эти темы стали центральными элементами реализации программы “Окружающая среда для Европы”, что привело к одобрению Софийского Руководства в 1995 году и принятию Конвенции о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусская конвенция) на Конференции министров европейских стран по окружающей среде, состоявшейся в Орхусе, (Дания), в 1998 году.

Орхусская конвенция основывается на положении о том, что вовлечение общественности в процесс принятия решений, особенно органами государственной власти, ведет к улучшению качества принимаемых решений и сокращению сроков их реализации. Это гарантирует общественности право на доступ к информации, к процессу принятия решений и правосудию в контексте защиты права нынешних и будущих поколений на окружающую среду, способную обеспечить здоровье и благополучие.

Социальные издержки переходного периода коснулись не только уровня доходов. Средняя продолжительность жизни в Европе в целом возросла за период 1999–2000 годов по сравнению с периодом 1975– 1980 годов с 70,3 до 73,1 лет (оба пола, составлено по данным United Nations Population Division 2001). Однако в некоторых странах Восточной Европы средняя продолжительность жизни за тот же период сократилась, особенно у мужчин, например, с 62 до 58 лет в Российской Федерации и с 65 до 64 лет в Украине (UNDP 1999b). Кроме того, во многих странах ЦВЕ (Беларусь, Эстония, Латвия, Российская Федерация и Украина) отношение числа мужчин к числу женщин намного ниже стандартного. Причины подобного “феномена пропавших мужчин” многочисленны и комплексны, но главной из них является социальная незащищенность: военные конфликты, слабое здоровье, безработица, потеря пенсии и коррупция вместе взятые приводят к расслоению общества и снижению уровня жизни (UNDP 1999b).

Распад системы социального обеспечения коммунистического периода также привел к расслоению общества и неравенству в распределении социальных услуг в странах ЦВЕ. Этот упадок сопровождался ростом мошенничества, нелегального бизнеса и организованной преступности (UNDP 1999b). В полную противоположность условиям, существовавшим до переходного периода, сейчас население лишено личной безопасности и часто находится во власти организованных криминальных структур, которые возникли на основе сговора с коррумпированными государственными чиновниками. Рост уровня преступности отражает слабость властей и правоохранительных органов.