About UNEP UNEP Offices News Centre Publications Events Awards Milestones UNEP Store
GEO-3: GLOBAL ENVIRONMENT OUTLOOK  
UNEP Website GEO Home Page

Деградация и гибель местообитаний

Недавно акценты в природоохранной деятельности были смещены с защиты отдельных видов к защите местообитаний и экосистем. Разработанные не так давно Фондом охраны дикой природы приоритетные направления деятельности оперируют масштабами экорегионов (большие территории с относительно однородным климатом, характеризующиеся определенным набором видов и экологических сообществ), что хорошо иллюстрирует современные природоохранные тенденции. Примерами экорегионов, имеющих особое природоохранное значение, могут служить озеро Байкал в России, австралийский Большой Барьерный риф и приатлантические леса Аргентины, Бразилии и Парагвая.

Деградация и гибель местообитаний – наиболее важный фактор исчезновения видов. Например, трансформация лесов и лугов в пашню приводит к локальному вымиранию видов растений и животных (Sala и др. 2000). За последние 30 лет в мире под сельскохозяйственные культуры было распахано 1,2 млн. кв. км новых земель. В ходе последнего глобального исследования было обнаружено, что трансформация и деградация местообитаний являются основным фактором, ответственным за вымирание 83 процентов угрожаемых видов млекопитающих и 85 процентов угрожаемых видов птиц от общего коли чества исчезающих видов (Hilton-Taylor 2000, BirdLife International 2000). Трансформация местообитаний является результатом различных видов землепользования, таких как сельскохозяйственное освоение, лесозаготовки, сооружение плотин, добыча природных ископаемых и развитие городов.

В течение последних трех десятилетий значительному ущербу подверглись все типы природных местообитаний. Оценки ФАО показывают, что в развивающихся странах за период с 1980 по 1995 год площадь, покрытая лесами, сократилась, согласно расчетам, на 2 млн. кв. км, то есть средние ежегодные потери составляли 130 тыс. кв. км (FAO 1999a). Основными причинами обезлесения являются расширение пашни и освоение новых территорий под поселения. В результате такие местообитания, как тропические сухие листопадные леса Центральной Америки, практически полностью исчезли (UNDP, UNEP, World Bank and WRI 2000). С точки зрения уменьшения видового разнообразия наиболее деградированными являются пресноводные местообитания, где в течение последних десятилетий 20 процентов видов либо вымерло, либо стоит на грани исчезновения (UNDP, UNEP, World Bank and WRI 2000). Основной причиной вымирания среди пресноводных видов является ухудшение условий местообитания (Harrison and Stiassny 1999).

Экосистемы засушливых районов, занимающие более одной третьей части поверхности суши, особенно подвержены деградации. Согласно статистике, более 250 млн. людей в мире напрямую страдают от опустынивания (UNCCD 2001). В 1977 году 57 млн. человек столкнулись с проблемой нехватки продовольственных ресурсов вследствие деградации земель, и к 1984 году эта цифра выросла до 135 млн. человек (UNEP 1992). Влияние деградации земель на биоразнообразие засушливых областей еще полностью не изучено, но известно, что основные изменения вызываются выпасом, сведением лесов, интродукцией новых видов и распашкой (UNEP 1995). Для решения этой проблемы в 1977 году на Конференции ООН по опустыниванию был принят план действий по борьбе с опустыниванием. Несмотря на это, согласно оценкам ЮНЕП (1992 год), деградация земель в засушливых областях продолжала усиливаться. В конечном итоге была разработана Конвенция ООН по борьбе с опусты8 ниванием (КБО), вступившая в силу в 1996 году. Эта Конвенция призвана обеспечить эффективное противодействие негативным процессам опустынивания посредством разработки локальных программ и международного сотрудничества.

Общее количество и площадь охраняемых территорий по годам

Общая площадь охраняемых территорий увеличилась с менее чем 2 млн. кв. км в 1965 году до более чем 12 млн. кв. км к 2000 году

Примечание: территории площадью больше 1000 га; категории МСОП I-IV

Источник: составлено по Green and Paine 1997 и UNEPWCMC 2001b

Под водно-болотными угодьями понимаются территории, где грунтовые воды выходят на поверхность или расположены недалеко от нее, а также мелководья, марши, болота и торфяники. Водно-болотные угодья играют очень важную роль в регулировании влагооборота и имеют исключительное значение как местообитания для большого количества видов. Эти районы также имеют очень большое значение как источники водных и рыбных ресурсов (более двух третей всего мирового вылова рыбы приурочено к прибрежным и внутриконтинентальным водно-болотным угодьям). Беспокойство по поводу деградации и гибели этих местообитаний привело к разработке Конвенции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение главным образом в качестве местообитаний водоплавающих птиц (Рамсарская конвенция, 1971 год). Рамсарская конвенция оговаривает порядок национальных действий, а также структуру международного сотрудничества в области защиты и разумного использования водно-болотных угодий и их ресурсов (см. главу 1).

Создание охраняемых территорий, таких как национальные парки, является одним из наиболее широко используемых методов защиты местообитаний. В дополнение к национальным паркам в рамках Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия было выделено 167 уникальных природных объектов. Общая площадь охраняемых территорий постоянно увеличивается в течение последних 30 лет, и за период с 1970 года до конца 908х годов она выросла менее чем с 3 млн. кв. км до 12 млн. кв. км и более (Green and Paine 1997), что иллюстрирует не прекращающиеся действия правительств государств по организации заповедных земель. Хотя эффективность охраняемых территорий по защите биоразнообразия ставится под вопрос, последние исследования 93 заповедных территорий по всему миру показали, что в большинстве парков прекратилась расчистка земель под пашню, уменьшаются негативные последствия вырубки, охоты, пожаров и выпаса (Bruner and others 2001).

Важным шагом на пути решения проблемы сокращения биоразнообразия в течение последних 30 лет стало принятие Конвенции о биологическом разнообразии (КБР), вступившей в силу в декабре 1993 года и к декабрю 2001 года ратифицированной 182 сторонами. Конвенция преследует три основные цели: сохранение биоразнообразия; устойчивое использование компонентов биоразнообразия; справедливый и честный раздел и использование генетических ресурсов (см. главу 1).

Результатами принятия КБР стало усиление деятельности в области охраны биоразнообразия на национальном и международном уровнях, а также улучшение координации усилий как в рамках одной страны, так и между странами. Однако основные вопросы, такие как оценка биоразнообразия и его значение для человечества, формирование необходимых для природоохранных действий финансовых ресурсов, а также обеспечение политической поддержки необходимых изменений для охраны биоразнообразия и устойчивого использования биоресурсов, продолжают оставаться нерешенными.

Как следует из национальных отчетов, в большинстве стран выполняются постановления Конвенции, о чем свидетельствуют разработка национальных стратегий и планов действий по сохранению биоразнообразия, попытки реформирования институционального и законодательного устройств обществ, интеграция аспектов биоразнообразия в деятельность различных государственных структур, а также всевозрастающее понимание правительствами государств важности изучения и мониторинга биоразнообразия.

Пока еще невозможно точно оценить влияние КБР на решение проблемы биоразнообразия отчасти оттого, что документ вступил в силу совсем недавно. Кроме того, в странах, ратифицировавших Конвенцию, еще не разработаны критерии и индикаторы, с помощью которых можно оценить изменения биоразнообразия. Очевидно, что Конвенция вызвала некоторые изменения во многих странах на политическом уровне. Все еще трудной для выполнения остается задача оценки глубины обязательств, необходимых для выполнения странами-участницами, а также остается непонятным, как эти политические изменения могут сказаться на состоянии и изменении биоразнообразия. Ответ на этот вопрос должен быть найден в процессе разработки стратегического плана по реализации Конвенции, который сейчас находится в стадии обсуждения.