About UNEP UNEP Offices News Centre Publications Events Awards Milestones UNEP Store
GEO-3: GLOBAL ENVIRONMENT OUTLOOK  
UNEP Website GEO Home Page

…постепенно сбиваемся с курса

“Китай становится главным импортером и экспортером в мире и в конце концов составит конкуренцию Соединенным Штатам как крупнейшая экономическая держава”.

Пока системы управления и долгосрочного планирования остаются слабо разработанными, региональные изменения, описанные выше, приводят к трансформации отношений между регионами в сфере контроля над общими ресурсами. Эти ресурсы все более инкорпорируются в мировую экономическую систему, но власти, осуществляющие контроль над ними, настаивают на приоритете своих экономических интересов. В полярных регионах транснациональные корпорации ведут переговоры либо с правительствами или, как в Арктике, прямо с местным населением. Все больше территорий и ресурсов (например, пресная вода) становятся доступными для коммерческой эксплуатации.

Изменения в сфере международной безопасности выглядят менее обнадеживающими. Соединенные Штаты скатываются на одностороннюю позицию, привлекая для осуществления своих планов только ограниченное число партнеров. Это подталкивает другие страны и регионы к продолжению развития своего военного потенциала. Таким образом, возможности формирования широкого международного сотрудничества в значительной мере не используются. Террористические акты сменяются операциями возмездия на основе недолговечных коалиций. Это приводит к временному решению проблем, но не устраняет причины терроризма в долгосрочной перспективе.

Под влиянием крупных национальных и транснациональных корпораций, расположенных на их территориях, многие страны практикуют явно узкий подход на глобальных переговорах, в которых главной целью становится скорее защита своих национальных интересов, а не совместно используемых ресурсов. Усилия по ратификации соглашения по изменению климата остаются без результатов, и соглашение откладывается в сторону, не просуществовав и десяти лет. Более успешными являются переговоры по другим проблемам, таким как распространение некоторых стойких органических загрязнителей, но даже здесь цели соглашения ограничены, а трудности с разработкой механизма принуждения к выполнению соглашения приводят к общему разочарованию.

Предпринимаются действия по решению социальных и экологических проблем, в основном на локальном уровне. Европа разрабатывает региональные конвенции, направленные прежде всего на борьбу с трансграничными загрязнителями и обременительным экологическим наследием бывшего советского блока. Схожие усилия предпринимаются и в других регионах. Впрочем, они не всегда заканчиваются принятием формальных конвенций, а если конвенции и подписываются, то не всегда эффективно осуществляются. Предпринимаются попытки увязать экологические конвенции с торговыми и другими экономическими соглашениями. Но если возникает конфликт интересов, то экономические цели обычно побеждают. Наиболее примечательным примером этого является противоречие между соглашением ВТО по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности и рядом пунктов, содержащихся в Конвенции о биологическом разнообразии (КБР) и других многосторонних экологических соглашениях. В Европе реформа общей сельскохозяйственной политики, принятая из чисто экономических соображений в конце первого десятилетия, несомненно, окажет сильное влияние на состояние окружающей среды в регионе.

“Прогресс в решении социальных и экологических проблем является чаще всего побочным продуктом усилий по стимулированию экономического развития”.

Организация Объединенных Наций, другие международные организации, неправительственные объединения и некоторые предпринимательские группы не оставляют попыток продвинуться в достижении целей и задач Повестки дня на XXI век, принятой на Всемирной конференции ООН по устойчивому развитию, а также сформулированных на других совещаниях высокого уровня. Несмотря на отсутствие фундаментальных реформ и полной поддержки этой организации со стороны стран–членов, ООН продолжает бороться за роль, которая, как многие считают, ей предназначена. Это замедляет прогресс в международной координации при решении социальных и экологических проблем. Успехи в миротворческих действиях и спасательных мероприятиях в зонах бедствий, к которым ООН все чаще привлекается в последние годы, также скромны. Тем не менее организация действует, но, скорее, в манере реагирования, а не предупреждения нежелательных ситуаций. Неправительственные организации ощущают противодействие со стороны могущественных сил, включая неизменно более сильное влияние индивидуализма по сравнению с альтруистическими ценностями в гражданском обществе и общественной жизни. Призывы НПО работать на общее благо встречают благодушную апатию в обществе. Процветающие НПО используют либо рыночно ориентированный подход, либо идут на сотрудничество с деловыми и индустриальными группами, либо действуют в обоих направлениях.

В целом прогресс в решении социальных и экологических проблем является чаще всего побочным продуктом усилий по стимулированию экономического развития.