About UNEP UNEP Offices News Centre Publications Events Awards Milestones UNEP Store
GEO-3: GLOBAL ENVIRONMENT OUTLOOK  
UNEP Website GEO Home Page

Поворот в направлении разрушения

Усилия правительств, направленные на решение социальных и экологических проблем, в целом предпринимаются слишком поздно и неэффективны в охвате проблем. Более того, правительства используют свои полномочия для защиты экономических интересов национальных и корпоративных предприятий, с которыми они все более тесно связаны. НПО и другие группы в гражданском обществе сосредоточиваются на кратковременных кризисах и все меньше работают, чтобы повлиять на модели долгосрочного развития.

Эта тенденция находит отражение в крушении системы Договора об Антарктике в результате давления со стороны государств, не предъявляющих права на континент, а также неудачной попытки стран, предъявляющих права на Антарктику, достигнуть соглашения об эксплуатации ресурсов и охране окружающей среды. Резко усиливается использование минеральных, морских, биологических и других ресурсов региона, включая пресную воду в форме льда. Эти ресурсы, формально свободные для всех, не одинаково доступны для разных групп, так как наиболее мощные страны и крупные корпорации продолжают доминировать в регионе. Эти группы также ускоряют освоение ресурсов в Арктике. В результате обостряются социальные последствия, так как коренные жители в итоге получают небольшую прибыль. Хотя много людей направляются на север, где развивается экономика, большая часть прибылей уплывает из региона.

По мере того как проходит это десятилетие, эффект разрушения институтов на международном и национальном уровнях становится все более отчетливым. Если первое десятилетие было периодом неразберихи, то следующее десятилетие чревато серьезными падениями. Конфликты в различных частях мира не складываются в то, что можно было бы назвать “третьей мировой войной”. Они, тем не менее расширяясь в определенных регионах и в определенные периоды, дестабилизируют страны. Большую озабоченность вызывает спорадическое использование химического, биологического и других нетрадиционных видов оружия. Одно только количество беженцев создает тяжелые проблемы в соседних (обычно не участвующих в войне) странах. Способность международных институтов, таких как Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев, справиться с такого рода событиями поставлена под сомнение лишением былой финансовой поддержки, что просто сокрушило их.

Эти конфликты наряду с низким уровнем экономического развития и ухудшением состояния окружающей среды продолжают негативно воздействовать на все регионы, поскольку давление миграции возрастает повсеместно. Это давление проистекает не только изза неблагоприятных факторов, действующих внутри регионов с высокой миграцией, но также благодаря привлекательным картинам, передаваемым средствами массовой информации, приманивающими мигрантов. Реакция принимающих стран является неоднозначной, одни страны более открыты для мигрантов, другие – менее. Однако с течением времени даже те страны и регионы, которые относительно широко открывали свои границы, начинают их закрывать, сосредотачиваясь на решении своих внутренних проблем.

Некоторые проблемы связаны с повторяющимся экономическим спадом. В Северной Америке, Европе и ряде районов Азиатско-Тихоокеанского региона часть проблем обусловлена сокращением трудовых ресурсов. Разрешая иммиграцию высокообразованных и квалифицированных работников, страны до какой-то степени сокращают этот дефицит. К несчастью, ухудшение возможностей получения образования во многих регионах уменьшает число таких работников. Если исходить из перспектив развития регионов иммиграции, отъезд даже небольшого числа квалифицированных работников приводит к значительному снижению местного потенциала. Это сказывается на экономической и политической стабильности, что в конце концов приводит к дальнейшему расширению пропасти между имущими и неимущими странами.

Экологические изменения и события сказываются на всем мире, но по-разному в процветающих и бедных странах. Последствия изменения климата и его изменчивости становятся все более отчетливыми. Постепенное повышение уровня моря сопровождается сильнейшими штормами, которые производят тяжелые разрушения на прибрежных (и некоторых островных) территориях. В Европе, Северной Америке и в процветающих районах Азиатско-Тихоокеанского региона финансовые потери огромны, даже если там нет значительных людских потерь. Крупномасштабное рефинансирование связано не только с возмещением нанесенного ущерба, но также с необходимостью подготовки к повторению подобных событий в будущем, что отвлекает существенные ресурсы из других областей экономики.

В других регионах, особенно в Латинской Америке и Карибском бассейне и в беднейших районах Азиатско-Тихоокеанского региона, людские потери значительны, а финансовый ущерб тяжело сказывается на экономике. После непосредственной ликвидации последствий стихийного бедствия остается мало средств, чтобы сделать пострадавшие районы менее уязвимыми в будущем. В других местах общий дефицит водных ресурсов из-за неудержимого роста спроса на воду усиливает засухи. Возникающая в результате засухи острая нехватка воды действует губительно на сельское хозяйство во многих районах Западной Азии и Африки, угрожая самому выживанию многих людей и увеличивая социальную напряженность в регионе. В Северной Америке нехватка воды добавляет аргументы в пользу осуществления рискованных, крупномасштабных проектов переброски воды.

Во многих отраслях экономики применяются методы биотехнологии и генной инженерии. Трудности в освоении этих новых технологий могут возрасти из-за снижения государственного финансирования исследований. Финансирование для этих целей сейчас концентрируется в руках частных фирм, которые склоняются в пользу тех предложений, которые будут приносить наиболее высокие доходы. Минимальные социальные и экологические гарантии характеризуют ранние фазы развития биотехнологий.

Значительные достижения достигнуты в медицине, сельском хозяйстве и экологических технологиях, но при этом возрастают вредные побочные эффекты. К ним относятся аварийный сбросы, использование запрещенных веществ террористическими группами, эпидемии среди людей и животных, негативные влияния на различные виды растений. Атаки на биотехнологические разработки со стороны экотеррористов и “зеленых” активистов еще более осложняют ситуацию. В конце концов правительства и ведущие фирмы вводят строгие ограничения на проведение исследований и прикладных опытов.

В итоге происходит замедление в развитии этой области, которая имеет наибольшее потенциальное влияние на самые важные сектора экономики, такие как производство продуктов питания. В сочетании с ухудшением во многих районах состояния пахотных угодий это приводит к хронической нехватке продовольственных запасов в некоторых регионах. Из-за сокращения зарубежной помощи существующие службы не способны справиться с критическими ситуациями. В целом традиционные формы помощи сокращаются, и бедность растет.

“Многие неимущие стараются эмигрировать в богатые страны, и растет число тех, кто пытается сделать это нелегально. Влиятельные группы реагируют на это с возрастающей ксенофобией и ужесточением контроля на границах”.

Мало действий предпринимается, чтобы облегчить долговое бремя бедных стран. Глобальная экономика остается стратифицированной и не охватывает миллиарды людей, являющихся маргинальными в экономическом и политическом отношении. Эта трещина углубляется институтами международной торговли, которые стремятся к либерализации рынков в развивающихся странах, не делая того же в индустриально развитых регионах. Поток новых технологий и передача знаний из развитых стран также сокращаются.

Не только бедные исключаются из новой экономики. Традиционные хозяйства и общества разрушаются по мере того, как глобальный рынок проникает в периферийные районы в поисках дешевых рабочих рук и контроля над ресурсами. В более бедных странах контроль над местной экономикой все больше переходит в руки транснациональных корпораций. В районах Латинской Америки и Карибского бассейна, АзиатскоТихоокеанского региона и Африки эта тенденция отчетливо проявляется в коммерческой эксплуатации биологических ресурсов с выплатой незначительных компенсаций большинству населения регионов.

Расстройство финансовых ресурсов государства в бедных странах ведет к распаду социальных и гражданских служб. Прежде всего деградирует система образования, особенно высшего. Это углубляет различие между богатыми и бедными и обостряет абсолютную нищету. Более того, как результат свертывания государственной поддержки образования большинство существующих альтернативных школ отягощены предрассудками, сеющими нетерпимость и насилие.

По мере того как условия почти повсеместно ухудшаются, растет беспокойство среди маргинального населения. Многие ищут свое счастье в развивающихся мегаполисах. Быстрый рост урбанизации создает дополнительную нагрузку на уже перегруженную инфраструктуру, что ведет к обострению проблем загрязнения воздуха, доступа к чистой воде и обеспеченности населения канализацией. Ограниченные экономические возможности в городах питают организованную преступность. В атмосфере отчаяния незаконные наркотики находят для себя готовые рынки. Многие неимущие стараются эмигрировать в богатые страны, и растет число тех, кто пытается сделать это нелегально. Ручейки людей, покидающих родину, сливаются в реку отчаяния, текущую (внутри или через национальные границы) в процветающие страны. Влиятельные группы реагируют на это с возрастающей ксенофобией и ужесточением контроля на границах. Социальная поляризация растет, а экстремистские и террористические группы легко находят для себя готовые кадры.

В атмосфере растущей социальной, экологической и экономической напряженности насилие становится обычным явлением. Бедные страны начинают дробиться по мере того, как гражданский порядок разрушается и разнообразные формы криминальной анархии заполняют образовавшийся вакуум. Войны и деградация окружающей среды ведут к массовому перемещению беженцев в некоторых регионах. Экологическая ситуация и перегруженная инфраструктура благоприятствуют другому виду миграции – распространению новых и вновь появившихся инфекционных болезней и их носителей.